Аллен Карр - книга скачать бесплатно
Меню









А вы знаете, что:

Толкования необычных снов, если, конечно, они запомнились мне,
я смотрю в удобном и большом соннике. Рекомендую.


Универсальный сонник
Аллен Карр

Аллен Карр - Стресс как причина возникновения никотиновой зависимости

Легкий способ бросить курить

Стресс как причина возникновения никотиновой зависимости

Новое слово против курения было сказано учеными Красноярского университета, которые уже в конце 1980-х выяснили, что большинство курильщиков – люди, пассивно зависимые от выбросов адреналина.

Теория химиодистрессомании

Страстного курильщика, по мнению красноярских ученых, в частности А. П. Сугоняко, можно назвать одним словом – «химиодистрессоман». По сути стресс – это использование организмом человека внутренних стратегических резервов для приспособления к изменившимся условиям внутренней и внешней среды. Стресс сопровождает нас повсюду. Человек, потерявший большую сумму, испытывает стресс, выражающийся в необходимости приспосабливаться к жизни без них. Изменения в жизни молодых людей при вступлении в брак тоже стресс. Другие виды стресса возникают и развиваются при какой-либо травме или отравлении, в том числе и никотиновом, когда организм на биологическом уровне адаптируется в новых условиях и человек учится жить с пошатнувшимся здоровьем.

Явления и предметы, вызывающие стресс, получили название «стресс-факторы» (стрессоры). Предположим, что воздух комнатной температуры нельзя считать стрессором. А вот контрастные температуры парной бани и ледяной воды в проруби уже являются стресс-факторами.

У любого стрессора есть специфические и неспецифические свойства. Так, в жарко натопленной бане первые проявляются в виде рефлексивных физических реакций: ощущения жара, выделения пота и др. Вторые вызывают индивидуальные для каждого организма проявления (головокружение, мурашки, озноб), которые у всех людей могут проявляться по-разному, а у кого-то отсутствовать вообще.

Любая болезнь сама по себе является стрессом для организма и требует напряжения его внутренних ресурсов.

Поэтому особенное значение приобретает теория химиодистрессомании, которая рассматривает общий биопсихосоциальный механизм зависимости от курения табака, а также употребления алкоголя, наркотиков и токсичных веществ: субъективные ощущения, возникающие в данных ситуациях, вызывают одинаковые химические реакции в системе неспецифического ответа организма.

Головной мозг пациентов всю жизнь страдает от последствий воздействия яда, который употребляли их родители.

Навязчивые желания, побуждающие курить табак, появляются от внушенной извне мысли, что посредством этого можно отметить неординарное событие, уйти от скуки, от трудностей борьбы, забыть неприятности, совместно обсудить важный проект в курилке или просто составить компанию сотрудникам (родственникам, товарищам, попутчикам и пр.).

Люди с вредными привычками с пренебрежением и даже с издевкой относятся к тем, у кого их нет. Но даже заядлые курильщики, познавая систему ценностей и представлений людей, ведущих здоровый образ жизни, смогут понять свои заблуждения и осознать опасность никотина, а значит, избавиться от вредной привычки.

Многие специалисты с успехом применяют метод групповой терапии. Для этого специально отбирают больных с разнообразными ошибочными представлениями. Например, такой пациент по одному вопросу рассуждает совершенно правильно, а по другому излагает нелепые суждения. Нарколог на терапевтическом сеансе присоединяется к говорящему истину по какому-нибудь вопросу и, направляя группу, вместе с ним нейтрализует, а если удается, и изменяет ошибочные представления другого больного, тем самым излечивая его.

Если пациент хорошо понимает положения какой-либо теории, но она почему-то не кажется ему верной, врачу приходится подходить к данному вопросу с другой стороны. Например, больной – убежденный сторонник того, что никотин при длительном курении включается в обменные процессы, протекающие в организме. Именно с этим он связывает свою тягу к курению. Если это правда, почему многие больные не только прекращают курить после гипнотического внушения, но и начинают испытывать отвращение к сигаретам и табачному дыму? На этот вопрос отвечает теория химиодистресса. Согласно ей, на борьбу с причиной стресса в организме мобилизуются все силы. В результате происходит постепенная адаптация к постоянному воздействию на организм вредных веществ за счет внутренних резервов.

Сторонники теории, согласно которой токсичные вещества, образующиеся при курении, включаются в обменные процессы в организме, утверждают, что клетки, задействованные в обмене веществ, начинают работать на энергии, которая выделяется в результате переработки никотина и компонентов табачного дыма аналогично паровозной топке, сжигающей все, что в нее попадает.

Организм человека, парируют ученые, действительно можно сравнить с механизмом, но это гораздо более совершенная саморегулирующаяся система. Ее работа ориентирована на то, чтобы максимально продлить жизнь человека. В патовой ситуации удар принимают на себя определенные клетки. Они действительно работают на энергии никотина и табачного дыма, но исключительно во вред себе. В биохимической системе организма человека токсины утилизирует специальный комплекс химических соединений, однако при этом неизбежно разрушаются участки биохимической системы, из-за чего гибнут клетки. На их месте в различных органах курильщика образуются язвы, рубцы и шрамы. Тромбы и холестериновые бляшки постепенно заполняют вены, и они становятся непроходимыми. То же происходит во всех внутренних органах. В период заживления также развивается стресс, но связанный с восстановлением здоровья. Следовательно, организм не может включить химические соединения, содержащиеся в табачном дыме, в полноценный обмен веществ и сделать их элементами нормальных биохимических процессов. Во время стадии адаптации прежние дозы никотина перестают вызывать неприятные ощущения (повышается толерантность к употребляемому веществу).

Никотиновая химиодистрессомания, как и любая зависимость, превращается в заболевание, когда становится болезненным влечением к курению таба-ка. Это происходит, если совпадают стадия адаптации при химиодистрессе и ритуальная необходимость курения как условия и средства положительного социального общения.

Неудовлетворенная потребность в общении – основная причина тяги к курению и в том случае, если в сознании человека укоренились глубокие заблуждения в отношении фармакологических и химических свойств табака. Как отмечают исследователи, к курению табака обычно прибегают, чтобы снять поверхностное напряжение и утомление, возникающее при напряженном общении и интенсивной деятельности в течение нескольких минут или часов. Организм человека состоит из систем, которые взаимодействуют между собой и обеспечивают его жизнедеятельность. Их элементами являются многие химические вещества. При нехватке в организме необходимых компонентов биохимической системы у человека возникают проблемы с дыханием (кажется, что не хватает воздуха), он ощущает постоянную жажду, голод и физический дискомфорт. Необходимо помнить, что часть веществ в организме является продуктами распада, которые ядовиты. Эти соединения организм как единая система всячески старается вывести. Они не нужны ему, как не нужен и никотин, содержащийся в табаке.

Яды, попавшие в организм, считает А. П. Сугоняко, «подобно пене из огнетушителя гасят огонь химических реакций – выводят из строя отельные участки его биохимической системы».

В организме эти вещества неравномерно распределяются в различных тканях и клетках. Там, где концентрация ядов значительна, из-за них гибнут клетки и ткани – элементы морфологической системы, которая определяет вид и строение органов. Например, при поражении кровеносных сосудов развивается стойкое нарушение периферического кровоснабжения по типу варикозного расширения вен и облитерирующего эндартериита, связанного в основном с курением табака, покалывание на фоне онемения рук и ног, мучительное ощущение разламывания костей, судороги мышц и др. В этот момент возникает сильное желание принять препараты, обезболивающие или отвлекающие от этих страданий, чтобы почувствовать хотя бы минутное облегчение.

Когда прекращается отравление табаком, начинают постепенно восстанавливаться и заживать пораженные им системы и органы. Любое изменение в состоянии здоровья, даже положительное, всегда сопровождается сильным стрессом.

Специалисты называют клинические проявления стресса при восстановлении нормальных процессов в организме после отравления любым ядом, в том числе никотином, абстиненцией, или абстинентным синдромом. Из-за того что курильщики испытывают неприятные ощущения, хотя такой стресс положительный, они часто стремятся «лечиться» тем, чем отравились. Такая реакция похожа на поведение капризного ребенка, который требует дать ему раскалённый утюг, которым он обжегся только накануне.

Как уже говорилось, биохимическая система и здорового человека, и больного предназначена для работы исключительно в нормальном режиме, т. е. без табака и других ядовитых веществ. Все они никогда не смогут встроиться в биохимические реакции, протекающие в организме, так, чтобы стать его потребностью. В противном случае, получив дозу никотина, курильщик бы только становился здоровее.

Тем не менее медики свидетельствуют: когда курильщики, обеспеченные любимым видом сигарет, курят буквально без остановки, их здоровье лучше не становится. И наоборот, заядлые курильщики, попавшие в больницу с тяжелыми поражениями сердца, сосудов и других органов, лишенные никотина, но получающие свойственные организму биохимические вещества, восстанавливают свое здоровье в значительном объеме.

Под воздействием стресса (любого, в том числе в результате отравления никотином) организм мобилизует все ресурсы, которые требуются для восстановления пошатнувшегося равновесия. Эту особенность широко используют для выведения курильщиков из состояния абстинентного синдрома с помощью различных стрессоров: на больных воздействуют разрядами электрического тока, холодом, им искусственно повышают температуру тела.

Как бы то ни было, надо помнить, что подобные методы лечения мало помогают никотинозависимым больным, которые истощены или находятся в состоянии упадка сил. Таким курильщикам назначают энергетические и поливитаминные и минеральные комплексы, которые требуются для восстановления пострадавших от никотиновой интоксикации участков биохимической системы организма. Только после такого общеукрепляющего лечения можно прибегнуть к электротерапии и другим формам лечения стрессорами.

Если же истощение достигло крайней степени, любой, даже минимальный стресс тут же вызовет резкое ухудшение состояния здоровья, вплоть до смерти. Тем более не спасет курильщика такой стрессор, как табак (последняя сигарета, которую так часто требуют дать умирающие на сцене и в кино). Сильная интоксикация еще быстрее убивает больного, ведь и без того в истощенный организм разом поступает большая доза яда. Больной не понимает этого, т. к. никотин снимает явные симптомы физических страданий.

Итак, как мы уже убедились, умело используя свойства стрессоров, можно обернуть их на пользу курильщику, желающему расстаться с вредной привычкой. Для этого учитывают как специфические, так и неспецифические особенности стресса. Часто важно не столько то, будет это прогревание в парной или купание в проруби, сколько то, что это стрессовая ситуация для организма. Но слишком высокая или низкая температура сама по себе может стать причиной болезни (ожога или обморожения). В этом случае два разных явления – болезнь и стресс – наслаиваются друг на друга и приводят к дистрессу (греческая приставка ди– означает «двойной»). Помимо уже перечисленных, у других видов стресса и дистресса есть и иные особенности. Их называют по специфическим свойствам стрессоров.

Любое химическое соединение может стать для человека стрессором, в том числе и никотин, содержащийся в табаке. Нетрудно догадаться, что именно он становится причиной никотинового химиодистресса. Химический стресс, не наносящий ущерба здоровью, вызывает далеко не каждое вещество. Например, можно создать искусственные условия для стресса, снизив поступление в организм кислорода, т. е. поставив его в условия кислородного голодания, а также ограничив количество воды и продуктов питания. Именно на этом основываются методы лечения диетой, голоданием и специальными дыхательными упражнениями. Однако все хорошо в меру: если переусердствовать, можно получить прямо противоположный результат – гипоксию, обезвоживание и истощение, т. е. еще один химиодистресс. Так же развивается химиодистресс у людей, ведущих малоподвижный образ жизни и питающихся слишком калорийной пищей. В этом случае он проявляется в виде атеросклероза, ожирения и других болезней, в том числе обмена веществ.

К стрессу, не наносящему ущерба здоровью, может привести употребление кофе, крепкого чая и других тонизирующих напитков с кофеином, но только в умеренных дозах. Если чрезмерно ими увлекаться, наступит химиодистресс, что приведет, как минимум, к гипертонии и сердечно-сосудистым заболеваниям.

Лекарственные средства и отравляющие вещества со стимулирующим действием (к последним относится и никотин) оказывают на организм человека более сильное стрессорное воздействие. Эффект от их применения ограничен по времени, к тому же вызывает постепенное привыкание, из-за чего уже через несколько недель дозу таких препаратов или веществ приходится увеличить, чтобы получить прежний результат. Естественно, увеличение дозы ведет к тому, что на стресс, который курильщик пытается погасить введением в организм никотина, наслаивается отравление, в итоге возникает химиодистресс. Из-за того что больному требуется все большая и большая доза, стресс усиливается. В то же время прием никотиновой кислоты в количествах, прописанных лечащим врачом, не вызывает отравления, снижает уровень стресса и гармонизирует биохимический фон.

Часто табак в качестве отвлекающего средства используют нервные, мнительные, легко внушаемые люди с лабильной психикой. Например, больные вегетососудистой дистонией, напуганные проявлениями заболевания, убеждают себя в том, что причина их плохого самочувствия и частых обмороков в опухоли мозга. Конечно же у них возникает психологический стресс, потому что, как известно, у страха глаза велики. Курение на время успокаивает больных, притупляя тревогу, однако на самом деле оно только усугубляет их состояние.

Через некоторое время болезненные симптомы возобновляются, и тогда больной самовольно увеличивает дозу препарата, т. к. считает, что прежняя уже не помогает. В организме возникает и развивается отравление как естественная реакция на передозировку. Никотин в этом случае вызывает стресс, который, наслаиваясь на отравление, дает химиодистресс, интоксикацию, сопровождающуюся волнообразными приступами головокружения. То же происходит, когда больные язвенной болезнью начинают по чьему-либо совету курить, чтобы облегчить болезненные симптомы. Прием медикаментов в сочетании с никотиновой интоксикацией временно прекращает болевые ощущения, что человек приписывает действию табака. Одновременно он испытывает слабость, головокружение, тошноту и другие симптомы отравления, но считает, что это непременное условие обезболивания. Со временем симптомы заболевания прогрессируют, больные увеличивают число выкуренных сигарет, полагая, что прежней дозы никотина уже не хватает для обезболивания. Таким образом, организм больного испытывает дистресс (никотиновую интоксикацию и язвенную болезнь), а сам человек становится убежденным курильщиком.

На заключительной стадии химиодистресса больной умирает в результате истощения и интоксикации практически без болезненных ощущений. В специфических и неспецифических реакциях организма отмечается волнообразность. Ощущения при этом напоминают те, что возникают от положительного стресса при посещении парной, прыжке с парашютом, катании на колесе обозрения или волнении перед свиданием. Ученые считают, что примерно такие же, но гораздо более слабые переживания испытывают и заядлые курильщики в результате никотиновой интоксикации. Конечно же, при этом они подвергаются химиодистрессу.

Убежденных курильщиков ученые называют химиодистрессоманами, поскольку те считают удовольствием не только волнообразные проявления стресса, но и совмещенные с ними признаки отравления (жжение, покалывание и другие болезненные ощущения), а отравление – неизбежным спутником положительных эмоций.

Для адаптации в организме очень быстро запускаются механизмы приспособления и защиты в ответ на любое изменение во внешней или внутренней среде. Например, здоровый новорожденный сразу после рождения начинает кричать. Ослабленных детей со сниженной способностью к адаптации приходится похлопывать по ягодицам или обрызгивать водой, т. к. им требуется стимулирующее стрессорное воздействие.

По данным психологов, руководители крупных японских компаний стали размещать на предприятиях резиновые манекены со своими лицами, поскольку понимают необходимость психологической разрядки персонала при утомительной и напряженной работе. Каждый служащий, недовольный своим руководителем, может безнаказанно бить этот манекен, таким образом избавляясь от напряжения. Такая разрядка гораздо лучше для здоровья и продуктивности работника компании, чем отравление его организма табаком и более сильными веществами для компенсации отрицательных эмоций подобным иллюзорным способом.

Так и химиодистрессоманы обладают сниженными адаптивными ресурсами и им требуется дополнительное подбадривающее воздействие. Зачастую они являются детьми таких же химиодистрессоманов и с рождения недополучают полноценное питание и положительные эмоции. Уровень их иммунной системы изначально снижен, и защитные силы организма ослаблены. Химиодистрессоманы часто болеют, им свойственны хронические заболевания в латентной, вяло прогрессирующей форме. Их утомляет однообразная работа, одолевает рассеянность, скука. Согласно про веденным исследованиям, если на предприятии химиодистрессоманы выполняют работу, лишенную разнообразия и творческого общения, это побуждает их курить (или употреблять спиртные напитки) на рабочем месте. По их словам, так им легче справляться с утомительной работой. Иногда химиодистрессоманы во время выполнения работы сами с собой разговаривают, доказывают что-то воображаемому собеседнику, не обращая внимания на присутствующих. Такие люди легко раздражаются, часто испытывают отрицательные эмоции на производстве, любая мелочь выводит их из себя. Сигарета для таких людей служит компенсаторным средством разрядки, аналогом соски-пустышки, которую применяют для успокоения маленьких детей. А пятиминутный перекур является кратковременным побегом с рабочего места – источника отрицательных эмоций.

Качественный табак (сигаретный и трубочный) вызывает такое же отравление, как и дешевые его разновидности, по составу приближенные к автомобильному выхлопу, считают авторы теории химиодистрессомании. Считается, что развитие личности у химиодистрессомана приостанавливается в том возрасте, в котором он стал активно употреблять токсичные вещества. У некоторых на всю жизнь сохраняется свойственный подросткам максимализм и стремление к употреблению возбуждающих веществ в увеличенной дозе для усиления действия. Такие люди склонны одновременно употреблять алкоголь и табак или табак и крепкий кофе, несмотря на то что специфический стимулирующий эффект в этом случае полностью уничтожается.

Химиодистресс на разных стадиях

С развитием никотиновой зависимости, по мнению ученых, в характере курильщика прогрессирует инфантильность. В сложных жизненных ситуациях, а потом и в быту человек начинает вести себя по-детски: страдает забывчивостью, становится безответственным, легко утомляется или огорчается, с легкостью воодушевляется бесполезными новинками, бывает немотивированно агрессивен.

Эйфория, дисфория и абстинентный синдром как следствие никотинозависимости

Положительные эмоции от кажущегося удовлетворения любых потребностей при химиодистрессе называются эйфорией. Это состояние свидетельствует о наличии сформировавшейся тяжелой болезни и при неудовлетворении каких-либо личных потребностей в обыденной жизни ведет к усилению любой зависимости, в том числе влечения к табаку.

Большинство курильщиков отмечают, что эйфория, достигнув своего пика, довольно быстро затухает и переходит в противоположное состояние – дисфорию. Для этого этапа характерны тоска, неуверенность в собственных силах, раздражительность, агрессивность, тягостные воспоминания и чувство страха за свое будущее. Конечно, подобные чувства хотя бы раз в жизни испытал каждый человек, но у никотинозависимых они выражены наиболее ярко. Крайне редко употребление минимальной дозы никотина провоцирует патологическую реакцию с непредсказуемыми последствиями, причиной которой может быть скрытое заболевание или изменение личности.

Дисфория развивается на стадии истощения всех адаптационных возможностей организма при химиодистрессе и вполне может перерасти в депрессию, привести к самоубийству или бреду ревности, неврозу и проявлениям агрессии. Именно из-за наступления дисфории курильщик постепенно перестает контролировать количество выкуренных сигарет. От такого сильно го влечения химиодистрессоманы не могут избавиться самостоятельно, пока у них доминирует представление о том, что увеличенная доза никотина вызовет эйфорию и устранит раздражительность, возникшую из-за отсутствия реальной возможности удовлетворить свои желания.

Заядлые курильщики живут в условиях постоянной интоксикации, прикуривая одну сигарету от другой и делая не больше 2-3 затяжек.

В состоянии эйфории химиодистрессоман перестает курить табак, и этим эйфория защищает его организм от дальнейшего разрушения. Чем сильнее поражен организм курильщика, тем дольше продолжается эйфория. У некоторых химиодистрессоманов эйфория возникает при первой затяжке и заканчивается в момент прекращения поступления никотина, перетекая в абстинентный синдром.

В отличие от дисфории абстиненция возникает и развивается на фоне стресса при восстановлении здоровья. Во время абстинентного синдрома курильщик испытывает «очистительный» стресс, и выраженность этого процесса зависит от того, на какой стадии химиодистресса больной отказался от курения табака совсем. Влияние оказывают также внешние факторы, наличие каких-либо заболеваний, окружение, конфликты в семье и на работе и др. При неблагоприятном стечении обстоятельств абстиненция развивается до психоза.

Изменение личности становится необратимым процессом, когда из-за воздействия табака происходит деформация сосудов и серого вещества головного мозга. При таком поражении больной живет только тем интеллектуальным багажом, что он накопил до разрушения мозгового вещества. Человек из-за снижения концентрации внимания быстро утомляется при необходимости усвоить большой объем новой информации или перейти к новым видам деятельности.

Если курильщик стремится к получению эйфории от никотина, это является признаком развитой физической и духовной зависимости, отодвигающей на второй план все основные потребности человека. Так, заядлым курильщикам не хочется есть из-за снижения аппетита, и их организм недополучает питательных веществ. Зависимый человек в связи с притуплением вкусовых ощущений может в большом количестве принимать однообразную пищу, лишенную витаминов, или пытаться разнообразить еду путем употребления огромного количества острых приправ (горчица, перец, уксус и др.). Кроме того, курильщик использует ритуальность курения в качестве непременного условия межличностного общения. Страх потери привычных собеседников, тем для разговора, выключенных из рабочего времени минут («маленьких радостей» курильщика) дополнительно закрепляет зависимость личности курильщика от табака.

При дальнейшей систематической интоксикации привычное количество никотина в крови быстро перерабатывается адаптировавшимся организмом и не вызывает прежних ощущений, как негативных, так и положительных. Курильщик, считают ученые, уверен, что его здоровье в норме, поскольку потребление большого количества токсинов не наносит видимого вреда. Однако после преодоления череды возникающих приступов на фоне абстинентного синдрома болезнь плавно переходит в полуфинальную стадию. В это время появляются классические симптомы бронхита курильщика: надрывный кашель, насморк, слезотечение, расстройство желудка, ломота в суставах и костях, локализованные боли в различных частях тела, ухудшение памяти и внимания, расстройство сна, депрессия. Таким образом, разовое отравление становится закономерной причиной развития многих тяжелых недугов.

Физиологи считают, что самочувствие человека является результатом равновесия взаимодействующих болевой и противоболевой систем организма. Болевую систему составляют рецепторы нервных окончаний, чувствительных к действию гистамина и его аналогов. Она предназначена для оповещения о нарушениях и воспалительных процессах в организме и сигнализирует о них зудом, болью и другими неприятными ощущениями.

Противоболевую систему составляют опиатные рецепторы (особые белки, прикрепленные к поверхности нервных клеток) и соединения типа эндорфинов и энкефалинов (они образуются преимущественно в тканях мозга). Эта система нейтрализует действие болевой системы с того момента, когда состояние здоровья нормализуется, а все ресурсы будут направлены на окончательную стабилизацию.

Когда на организм действует никотин (выше неоднократно говорилось о том, что это действие разрушительно), болевая система приходит в состояние перевозбуждения. Это избыточное возбуждение нейтрализует противоболевая система, т. к. раздражаются опиатные рецепторы нервных клеток. Если курильщик перестает чувствовать боль при каких-либо травмах, хронических болезнях или острых состояниях, это свидетельствует о начале развития тяжелого душевного недуга.

Дети курящих матерей рождаются с заметными отклонениями в обмене веществ, более того, они частично адаптированы к токсинам, которыми травят себя их родители. У такого ребенка быстрее запускаются механизмы защиты от определенных видов ядов, а также приспособления к ним. Из-за того что на борьбу с отравлением мобилизуются все силы, страдают другие виды адаптации. Например,дети курильщиков труднее приспосабливаются к новым условиям жизни, которые резко отличаются от тех, что были до рождения. Зачастую врачи прилагают немалые усилия, чтобы восстановить иммунитет младенца, пошатнувшийся в результате перестройки обмена веществ. Разрушительное действие токсинов на организм приводит к нарушениям в работе всех систем, в частности противосвертывающей и свертывающей системы крови. Проблемы могут проявиться в виде истончения стенок сосудов, зашлакованности, резкого кровотечения или, наоборот, образования тромбов, которые часто являются главной причиной инфаркта миокарда.

Состояние интоксикации начинает нравиться курильщику по мере адаптации организма к острому отравлению поступившим никотином. После первого, часто особенно тяжелого отравления многие любители табака уменьшают количество выкуриваемых сигарет, чтобы их меньше беспокоили неприятные ощущения. Новичку это чаще всего советуют курильщики со стажем.

Первая стадия химиодистресса

Результаты обследования на энцефалографе, томографе и других сложных аппаратах наглядно свидетельствуют, что в утробе курящей матери плод испытывает реакцию тревоги. Это первая стадия химиодистресса. Она может завершиться переходом на вторую стадию, которую называют периодом адаптации. После нескольких капель никотина у такого ребенка практически незаметны симптомы острого отравления. В то же время такое же количество яда у детей, родители которых не курят, вызовет бурную реакцию. Для них даже первая стадия химиодистресса может закончиться тяжелым отравлением, а то и вовсе летальным исходом.

Некоторые курильщики гордятся подобной стойкостью своих детей, упуская из виду, что их адаптационные возможности, необходимые для развития умственных способностей, уже истрачены на борьбу с интоксикацией организма. При хроническом и остром отравлении табаком адаптационные изменения в организме детей курильщиков имеют свои особенности. Они достаточно подробно изучены на примере возникновения и развития химиодистрессомании у людей, здоровых от рождения.

У таких индивидуумов единственная выкуренная сигарета, выпитая рюмка или мизерные дозы других сильных ядов вызывают бурную реакцию тревоги. Это мучительное состояние у них зачастую не проходит и после нескольких попыток «проявить волю» и научиться курить за компанию с окружающими. Каждая следующая попытка только усиливает вредное воздействие на организм: в результате постепенно разрушаются поверхностные механизмы защиты, например рвотная реакция в ответ на отравление. Одновременно формируются новые биохимические и даже морфологические связи, т. к. организм пытается сбалансировать состояние своих систем и защититься от воздействия яда путем коренной перестройки, в частности усиления работы противоболевой системы.

Вторая стадия химиостресса

За первой стадией химиодистресса следует вторая. На этом этапе организм курильщика постепенно адаптируется к отравляющему воздействию никотина, т. к. формируются новые биохимические и морфологические системы, которые обеспечивают лучшую приспособляемость к действию никотина. Правда, происходит это исключительно за счет снижения умственных способностей, расстройства внимания, памяти и координации движений. Вторая стадия химиодистресса характеризуется развитием толерантности (невосприимчивости) к табаку и его компонентам. В результате курильщику приходится в несколько раз увеличить первоначальную дозу для того, чтобы субъективно ощутить ту же степень эйфории или успокоенности, которую он испытывал ранее. Появляется своеобразное чувство удовольствия и даже повышенной работоспособности, о чем, как правило, говорят заядлые курильщики. По их словам, на фоне интоксикации субъективно улучшается настроение, уходит напряжение, появляется расслабленность, они якобы становятся мягче в общении.

Третья стадия химиодистресса

Процесс формирования толерантности к никотину основывается на мобилизации всех необходимых защитных и компенсаторных механизмов адаптации организма к отравлению. Этот процесс не бесконечен. Когда внутренние ресурсы истощаются, возросшая до максимума толерантность постепенно снижается. Это свидетельствует о переходе хронического химиодистресса в третью стадию (истощение).

На этом этапе проявляются различные тяжелые болезни, вызванные длительной интоксикацией: сердечно-сосудистые патологии, поражение головного мозга, онкологические заболевания различной локализации. Все они могут стать непосредственной причиной смерти. В этот период больному достаточно даже самой легкой интоксикации, чтобы ощутить эйфорию. Теперь химиодистрессоман, в прошлом куривший, как паровоз, ограничивается лишь несколькими сигаретами. При этом, сделав 1–2 затяжки, он тут же тушит сигарету, но через несколько минут закуривает снова, и так в течение всего дня. Если же он выкурит прежнюю «норму», из-за полного истощения компенсаторных резервов организма наступит моментальная смерть в результате острого отравления.

Как видим, изменение невосприимчивости к никотину носит волнообразный характер: на стадии тревоги химиодистресс выливается в субъективные ощущения наподобие нарушения координации и рвотных позывов. Такая реакция наблюдается в ответ на прием даже минимального количества табака. На стадии адаптации это же количество уже не вызывает привычной эйфории, трудно обнаружить и объективные признаки интоксикации. Пик толерантности наблюдается на переходе от второй стадии химиодистресса к третьей. На фоне истощения адаптационных ресурсов последствия курения вновь начинают субъективно ощущаться в виде ярких симптомов отравления, хотя теперь больному требуется такое же количество никотина, как и на первой стадии.

Необходимо отметить, что волнообразность и при острой, и при хронической интоксикации никотином развивается в пределах одних и тех же стадий развития химиодистресса. Курильщик при этом испытывает болезненные ощущения, сигнализирующие, что в организме происходят серьезные изменения, в которые для борьбы с острым отравлением вовлекаются все ресурсы организма без остатка. При продолжительной интоксикации глубокие адаптационные резервы становятся поверхностными. В результате перестройки происходит переход на новую стадию хронической интоксикации, при этом картина отравления отличается от прежней и от той, что будет на следующем этапе химиодистресса.

Конечно, волнообразное протекание химиодистресса не ограничивается исключительно тремя его стадиями (тревоги, адаптации и истощения). Каждая из этих стадий, в свою очередь, может отличаться своими фазами, или волнами, специфических и неспецифических проявлений процессов адаптации при стрессе, наложенном на острое или хроническое отравление.

Клиническая картина проявлений будет иметь самый разнообразный характер в зависимости от того, какие стадии и фазы поверхностной и глубокой адаптации при химиодистрессе сочетаются в данный конкретный момент. Социально-психологический и биологический комплексы химиодистрессомании

Пристрастие к курению табака – социально-психологическое явление, связанное прежде всего с потребностью в химиодистрессе для вытеснения иного вида стресса. Этот способ напоминает известный принцип Самуэля Ганемана «Simula similibus curantur» – «лечи подобное подобным».

Первая затяжка

Согласно статистике ВОЗ, почти 90% взрослых курильщиков начали курить, будучи подростками, т. к. им больше всего хотелось казаться взрослыми. А по мнению А. П. Сугоняко, человек, заболевающий химиодистрессоманией, обычно проявляет интерес к курению под влиянием значимого для него окружения, потому что боится показаться чужим в компании. Попав в такую стрессовую ситуацию, он не в состоянии сопоставить известные ему факты о вреде курения и правильно отреагировать.

При любом типе стресса человек принимает решения, основываясь на тех представлениях, которые преобладают в его сознании. Приняв за норму предпочтения курящего окружения и переняв эту дурную привычку, новоиспеченный курильщик оказывается в ловушке, сам того не осознавая. Быстро избавиться от пагубного пристрастия удается оптимистично настроенным единицам с сильной волей и способностью к критическому мышлению. Например, 83% приватно опрошенных 12–15-летних подростков, имевших опыт курения, характеризовали свои ощущения от первой сигареты фразами: «Кружится голова», «Туман в сознании», «Жжет в желудке, тошнит» и др. Опрошенные же в присутствии товарищей свои ответы сверяли с реакцией сверстников, преувеличенно расписывая «кайф», но что это такое, внятно объяснить не могли. При групповой форме опроса только 15% подростков неодобрительно отозвались о курении, однако добавили, что «все курят, поэтому придется привыкать». После одной единственной сигареты тяги к курению они не испытывали, однако при ухудшении настроения (после ссоры с друзьями или родственниками) появлялось желание закурить для того, чтобы отвлечься от неприятных мыслей (например, о самоубийстве). То же самое касается и подростков с пассивной жизненной позицией, стойким депрессивным состоянием или же пессимистическим складом характера.

Курение всегда объясняется поводами извне, негативными эмоциями, а факт появления ощущения счастья и бодрости при употреблении табака полностью отрицается.

Курильщик ищет внешнее оправдание своим поступкам и мыслям – этот психологический феномен обязательно присутствует при формировании мотива, побуждающего к курению. Но этого недостаточно для того, чтобы подобная склонность стала внутренним убеждением человека, который стремится к ритуальному употреблению табака в той или иной ситуации. Кроме уже перечисленных факторов, курильщику требуется еще и личное общение с такими же химиодистрессоманами. Оно может происходить и опосредованно – через персонажей художественных произведений и образы из рекламы, которые толкают человека к осознанному или подсознательному употреблению табака. Чаще всего в качестве первого побудительного момента сами курильщики называют любопытство. Правда, при этом им трудно объяснить, что именно их интересовало.

Следующий важный факт упоминают и врачи, и их пациенты: если в процессе курения мыслительная деятельность человека получает хотя бы частичный положительный импульс, мотив для зависимости формируется окончательно. Подтверждает сказанное то, что курильщик начинает объяснять своей вредной привычкой удовлетворение любой потребности, которого можно достичь и без отравления организма токсинами. Например, начал курить – избавился от насмешек, стал меньше напрягаться, уставать и нервничать, общаясь с окружающими, притупилось чувство одиночества, сумел повлиять на кого-либо, удовлетворил сексуальные потребности и т. п.

Естественно, после того как потребности удовлетворены, появляются положительные эмоции, улучшается настроение, курильщик чувствует себя уверенно, ему комфортно в окружающей обстановке. Однако эти позитивные изменения в психическом и психологическом состоянии он почему-то связывает исключительно с изменениями в биохимических процессах под воздействием никотина. Конечно же, это опасное заблуждение.

Проблема в том, что все люди воспитаны по-разному и процесс общения механической регулировке не поддается, в то время как сигареты выступают в роли своеобразного нивелира, уравнивая людей разного возраста и социального положения и становясь формальным поводом к общению.

Однообразие или излишняя интенсивность в общении и деятельности при курении табака крайне легко становятся причиной хронического химиодистресса. Именно этими факторами объясняется очень низкая производительность труда на предприятиях после праздников и выходных дней. Общение на рабочих местах продолжается в виде воодушевленного обсуждения своих поступков и ощущений во время праздничного отдыха. При этом собеседники одновременно освобождаются от напряжения, полученного при химиодистрессе во время выходных дней, и утомления, испытываемого от монотонного труда на рабочем месте.

В социально-психологическом механизме тяги к курению, лежащем в основе возникновения и развития табачной зависимости (эйфории и абстиненции), основным биологическим компонентом является внешний и внутренний стресс, совпадающий с отравлением табаком. Стресс всегда явление биологическое независимо от природы фактора, его вызвавшего.

Стойкая потребность в курении, состояние удовлетворения во время этого процесса и наступающая впоследствии абстиненция являются основными симптомами химиодистрессомании и развиваются только при взаимодействии социально-психологического и биологического комплексов.

Химиодистресс и ритуальность неформального общения

Биологическим комплексом является химиодистресс (непосредственно токсическое отравление).

В социально-психологический комплекс входят ритуальность, символика и нормы поведения, в том числе ощущения во время химиодистресса, регулирующие социализацию индивидуума и общепринятый характер удовлетворения его потребностей. Формальное знание негативных последствий курения не исключает возникновения стойкой никотиновой зависимости подобно тому, как знание правил дорожного движения не исключает возникновения ДТП именно в силу пренебрежения ими.

В условиях медицинского эксперимента заядлых курильщиков вынуждали отказаться от соблюдения обычного ритуала (например, если пациентам нравилось выпускать дым кольцами, им завязывали глаза, не давали стряхивать пепел, держать сигарету в руке и др.). В этих необычных условиях курильщики испытывали головокружение, тошноту, туман в голове и целый ряд сменявших друг друга ощущений, носящих волнообразный характер. Физически они испытывали состояние, возникающее при катании на американских горках, страхе, резком падении и действии различных стресс-факторов. Подобное ощущение волнообразности, как правило, связывается с традиционной карнавальной ритуальностью – социальными нормами, которыми регулируется поведение человека в условиях праздника. Эти же нормы определяют неформальное общение людей друг с другом во время дружеских бесед и спортивных состязаний.

Этот эмоциональный дистресс во время неформального общения с совместным употреблением никотина сами курильщики-химиодистрессоманы сравнивают с ощущениями экстремального стресса, возникающими у людей, профессионально рискующих жизнью (пожарных, парашютистов, каскадеров, альпинистов, саперов, оперативников и др.). Объясняется это тем, что психологически их объединяет чувство причастности, приобщенности, которое отличает людей вышеназванных профессий. К этому добавляются также физиологические ощущения, вызываемые выделением под воздействием никотина стрессовых гормонов кортизола, альдостерона и норадреналина. Норадреналин способствует распространению и росту опухолевых клеток. Тем, кто любит одновременно пить кофе и курить, следует помнить, что кофеин накапливается в организме, повышает уровень адреналина, вступает в реакцию с гормонами стресса, поэтому способен быстро истощить и без того подорванные внутренние резервы.

Под физическими ощущениями имеется в виду состояние, являющееся результатом механических и биохимических изменений в организме.

Внешние признаки: покраснение или внезапная бледность лица, сужение или расширение зрачков, изменение в ритме дыхания, сердечных сокращений и другие проявления химиодистресса.

Отравление никотином вызывает следующие физические симптомы: тошнота, головокружение, слабость, сонливость, озноб, боль, зуд, покалывание или пощипывание в конечностях, туман перед глазами, нарушения зрения, координации, внимания, памяти.

Классический признак никотиновой интоксикации – волнообразное (синусоидальное) головокружение, характерное для неспецифического стресса (катание на американских горках, резкий подъем на большую высоту, прыжок с парашютом) и субъективно сходное с ощущением радостного возбуждения, предвкушения чего-то положительного.

Именно так переживается никотиновая эйфория, которая возникает и развивается с момента связывания ощущений химиодистресса с ритуальностью традиционного неформального общения. Механизм этой связи носит социально-психологический характер.

В культурной традиции ощущения химиодистресса становятся стандартными элементами неформального общения и получают символическое значение. Психологически они меняют настроение и поведение курильщика в качестве сигнала высвобождения.

Приятное возбуждение или «веселье», которое охватывает курильщика при остром отравлении, довольно часто называют состоянием психического комфорта. Но этот «комфорт» ведет к полному разрушению здоровья. По мнению ученых, некоторые душевные расстройства быстрее проявляются именно у курильщиков.

Привычка курить путем подражания передается по цепочке людей, буквально от отца к сыну, и таким образом встраивается в социальную норму, становится традицией. Как известно, традиции и обычаи являются социальными нормами, передающими от старшего поколения к младшему культуру общения, деятельности и воспитания и содействующими развитию социальных качеств: коммуникабельности, доброты, отзывчивости и др. Деятельность – это система «субъект (человек) – объект (предметы, явления, действия)». Если отношения между людьми развиваются по принципу «субъект–объект–субъект», можно говорить об опосредованном общении, при котором предметы, явления и действия, с помощью которых люди влияют друг на друга, являются средствами или условиями общения.

Когда подобные условности становятся привычными, они превращаются в ритуал (элемент обычая) и со временем приобретают формальный характер. Так, приличия (конформизм, дипломатия) требуют дружелюбно здороваться с неприятным соседом. Если соблюдение ритуала связано с нарушением устоявшихся традиций, это свидетельствует о низком уровне культуры.

Поведенческая культура

Чтобы общение между людьми проходило правильно, а целевые потребности в нем удовлетворялись, собеседники должны находиться на одном уровне поведенческой культуры.

Такую культуру можно считать совокупностью имеющихся у человека социальных качеств личности (культура поведения, физическая сила, образование, здоровье, интеллект и др.). При определенных условиях поведенческая культура снижается настолько, что можно говорить о ступенчатой деградации личности человека в целом. Первую стадию характеризует манерность и демонстративность в поведении аддиктивных личностей (театральные жесты, преувеличенная ритуальность, престижные, необычные сигареты или аксессуары). Вторая стадия отличается преобладанием неформального поведения, когда человек шутит, в том числе и над собой, своими пристрастиями, много общается, сопровождая общение курением. Третья стадия химиодистрессомании характеризуется обидчивостью курильщика, его критичностью к окружающим, частыми головными болями и депрессиями дисфорического характера (следствие глубокой интоксикации организма). Четвертая стадия – полная осознанная зависимость курильщика от никотиновой интоксикации, постоянное бесконтрольное употребление табака, проявление сопутствующих и хронических заболеваний, пессимизм, некоторая инфантильность в поведении из-за глубоких поражений сосудов головного мозга.

Общий уровень культуры человека снижается по причине отравления никотином и гибели нервных клеток головного мозга. Чем больше таких клеток поражено, тем сильнее эмоциональная ограниченность индивида и тем ниже культура общения.

Тот, у кого традиционная культура общения выше, должен понизить свою планку до уровня культуры собеседника. Значительно хуже, утверждают авторы теории, если кто-то из двоих собеседников недостаточно дипломатичный сторонник здорового образа жизни. Один (курильщик) будет погружаться в глубокую степень эйфории, а другой (некурящий) останется на прежнем уровне культуры. В итоге наступит такой момент, когда некурящий перестанет получать удовольствие от общения и попытается покинуть химиодистрессомана. В том случае, когда химиодистрессоман не в состоянии что-то сделать с нежелающим общаться на его уровне культуры, он злится, устраивает истерики, пытаясь потом объяснить это внешними факторами. Действительной причиной такого поведения является то, что химиодистрессоманы с разными культурными уровнями не могут нормально удовлетворить свои потребности в общении.

У детей курильщиков повышенная толерантность к интоксикации не только становится признаком биологической адаптации, но и помогает приспосабливаться к уровню общей культуры потребителей табака со стажем. Способность выдерживать химиодистресс является своеобразным условием общения с ними. С повышением толерантности к табаку химиодистрессоман употребляет его в больших дозах и стремится, чтобы собеседник, непривычный к табаку, достиг такого же уровня культуры, при котором они смогут одинаково удовлетворить потребность в общении.

Если при классическом общении собеседники курят, оно превращается в неформальное: деловая беседа трансформируется в доверительную. В подобной беседе люди смелее излагают свои планы и высказывают предложения. Однако окончательное решение в такой обстановке принимается очень редко. Достигаемые таким образом договоренности продолжают обсуждать в классическом общении в соответствии с принятыми правилами и нормами делового этикета. При изменении стиля общения у многих проходит напряжение, полученное в результате предыдущего опыта общения. Благодаря активному участию в неформальном общении химиодистрессоманы избавляются от усталости и негативных эмоций, полученных при классическом способе общения. Однако, не зная настоящего механизма снятия напряжения, они ошибочно объясняют этот эффект изменениями в биохимии организма под действием никотина и продолжают курить.

Когда химиодистрессоману хорошо, он, как правило, не испытывает желания курить.

Воздействие любого стрессора приводит к образованию в головном мозге очага нервного возбуждения, однако в каждый конкретный момент доминирующим является тот очаг, на который воздействует самый сильный стресс-фактор. Такой очаг может быть центром удовольствия или неудовольствия – все зависит от того, с чем именно сочетался стресс-фактор, с удовлетворением потребности или с неудовлетворенным желанием.

Положительное или отрицательное субъективное отношение личности к стресс-фактору как условию удовлетворения или неудовлетворения желаемых потребностей и формирует эту доминанту – центр удовольствия в головном мозге. Негативное отношение индивида к воздействию доминирующего стресс-фактора формирует отрицательную доминанту, обуславливая тем самым низкий уровень комфорта или же негативное эмоциональное состояние, положительное – наоборот.

У человека, как правило, преобладает негативное отношение к конфликтам на работе и в семье, денежным проблемам, заболеваниям и остальным стресс-факторам. Если по силе действия негатив превосходит все остальные эмоции, химиодистрессоманы начинают курить сигареты одну за другой, поскольку к табаку у них отношение субъективно положительное. Так курильщики компенсируют за неприятные переживания.

При сильном химиодистрессе формируется новая доминанта, которая развивает процесс иллюзорного удовлетворения желаемых потребностей. При этом у курильщика наблюдаются внешние признаки изменения настроения и поведения.

Ученые в таком случае говорят о медицинской деградации как о снижении уровня культуры человека при удовлетворении какой-то потребности. Курильщики не совершенствуют свою культуру общения, стиль поведения, не анализируют причины неприятных ситуаций с новых точек зрения, поэтому они выходят за рамки традиционных форм общения, убирают симптомы, а не болезнь. Проблемы личного характера прогрессируют, создавая новый виток порочного круга. Из-за этого, несмотря на широко пропагандируемый СМИ здоровый образ жизни, в настоящее время примерно 55% мужского и 45% женского населения нашей страны – адепты никотиновой зависимости.

В дальнейшем человек испытывает потребность в сигаретах все чаще, степень зависимости все возрастает и периодическое желание устроить перекур постепенно превращается в самую настоящую болезнь. Особенно сложно справиться с пагубным пристрастием, когда зависимость существует не только на уровне сознания (как у начинающих курильщиков), но и на уровне химических процессов в организме, когда отсутствие никотина в крови вызывает у человека физические страдания.

Курение для таких людей – это не только привычка, которую с легкостью можно вырвать из своей жизни, это инструмент психологической защиты, внедренный глубоко в сознание человека. Курильщик-химиодистрессоман нуждается в курении, потому что курение делает его жизнь терпимой.

Подобные люди считаются конформистами, так как впитывают в себя все, что слышат, и выстраивают свое поведение в угоду окружающим. Когда они находятся в зоне действия группового и общественного мнения с антиникотиновой направленностью, в их сознании преобладают подобные установки. В этом случае конформные личности могут правильно говорить, искренне призывать к здоровому образу жизни и личным примером подтверждать эти слова. Но в экстремальных условиях или при сильном воздействии стресс-факторов любого происхождения, а также в соответствующем окружении в их сознании начинают доминировать коллективные, «стадные» побуждения, ведущие к нарушению прежних внутренних запретов «за компанию» или под влиянием обстоятельств. Именно такие представления кроются в корне ситуационной зависимости у конформных личностей. В этом случае зависимые люди под влиянием «уважительных причин» могут заново начать курить (из-за проблем на работе, оформления кредита и др.).

Рекламка
Без рекламы.